Коршун Владимир

Коршун Владимир ИвановичРодился в 1936 году в селе Казачьи   Лагери Цюрупинского района Херсонской области. Член   Национального союза ЖМ журналистов Украины (с 2005 г.).

Окончил Харьковский Государственный институт культуры — факультет культпросветработы. Работал заведующим сельским клубом в родном селе, директором областного Дома народного творчества, клуба моряков Херсонского морского торгового порта. Десять лет возглавлял районные и городские отделы культуры.

С 1977 г. — в Херсонском туризме: директор Херсонского   бюро   путешествий   и экскурсий, начальник отдела эксплуатации автобазы «Турист». С 1998 г. — на пенсии.

Сотрудничал в печати со школьных лет. Очерки, статьи, репортажи, интервью, эссе печатались в журнале «Соціалістична культура» (Киев), газете «Советская культура» (Москва), в районных, окружной, областных газетах Херсонщины, Крыма, Камчатки, Сахалина.

Проживает в Херсоне.

 

Это было недавно. Это было давно…

Владимир Иванович Коршун (Херсонщина: История, События, Люди.) — Статьи, очерки, эссе, интервью.

УДК 94(477.72) «19» ББК 63.3 (4УКР-4ХЕС) 6  ISBN 978-966-630-024-2

Под собственной редакцией автора. Оформление и дизайн Юрий Мешков, Алёна Звада. Верстка и набор Наталья Ковальчук.

Фото: Домашние архивы автора, Алексея Балабая, Александра Величко, Раисы Осадчей, Марины Сухиной, Михаила Халина, Владимира Казначеева, Нины Коршун, Владимира Слабко, Владимира Смоленцева, Валерия Быкова, Николая Помазнюка

Подписано к печати 24.11.2009 г. Гарнитура «Таймс». Бумага офсетная. Печать офсетная. Объем 20 п.л. Заказ № 1669. Тираж 500 экз.

Тираж отпечатан в типографии «Тіmех». тел. 22-44-55 Свид. ХС 24 ISBN 978-966-630-024-2. Айлант Херсон, ул. Пугачева, 5/2

 

I. Обращение к читателю

УВАЖАЕМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ!

Публикации, вошедшие в книгу, которую ты раскрыл, претерпели сложный, непростой путь. Не так гладко и просто пробивали они себе «дорогу» в свет, когда периодические издания в годы независимости, в основном, оказались в привередливых частных руках. Наплодилось ее, периодики, видимо-невидимо. Я же, как правило, в одночасье, был предан одной газете. Менял их нечасто.

Газета — что? Прочитал и выбросил, использовал… И вскоре затерялся ее след. Я собрал часть своих публикаций в эту книгу, которую, с невероятными трудностями, удалось издать. Надеюсь, она вызовет живой интерес, придётся по душе тебе, читатель. Темы: история, культура, искусство, туризм — материал яркий, тонкий, привлекательный. К тому же, чаще всего, подан живо, на основе прямого контакта, соприкосновения автора к событиям, их персоналиям. Не преувеличиваю, в таком масштабе, в таком жанре и ключе по этим темам мало кому из херсонских журналистов удавалось поработать.

Главная моя цель: поделиться с читателем тем, что было 10-20-30-40-50 лет назад в общественной и культурной жизни Херсонщины. Я понимал: не сделай это, — вскоре эти события, персоналии просто сотрёт время, отправит в небытие, в неизвестность, так и не обогатив историю родного края. Только книга может быть фиксатором времени, источником познания и знаний для нынешних и грядущих поколений.

Журналистика не была моей профессией. Работал в культуре, туризме, был на советской работе, журналистикой занимался параллельно с основной, «хлебной» работой. Но она преследовала меня всю мою жизнь, начиная с «Юного ленинца», позже — с «Наддніпрянської правди», «Ленінського прапора». Особую, стартовую «школу» дал мне «Флаг Родины» — газета Черноморского Военно-Морского флота, где в годы срочной службы («отмолотил» на кораблях четыре года) состоял военкорром.

Судьба подарила мне встречи и общение со множеством людей, в своё время известных, неординарных, интересных биографий. Они действительно оставили после себя неизгладимый след в памяти моей, моего поколения. Именно им посвящена значительная часть моих публикаций, которых за жизнь набралось свыше четырёх сотен. В книгу «выхвачены» и вошли лишь те события, персоналии, деяния и судьбы которых в какой — то степени пересекались с Херсонщиной. О них мой рассказ.

Владимир КОРШУН,

Член Национального союза журналистов Украины

 

II. События. Странички истории

По сравнению с человеческой цивилизацией, Херсонщина край молодой, по-существу насчитывает порядка двух с лишним столетий. Это не говорит о том, что по ее обширным степным просторам не шагала человеческая нога. Шагала. Да ещё с каких древних времён!..

Были здесь и киммерийцы, и скифы, и сарматы, и готы, и гунны, и мадьяры, и печенеги, и хазары, и аланы, и половцы, и монголы. .. Народы менялись здесь, вытесняя друг друга, до самого пришествия и утверждения в этих местах в 1036 году славянской Киевской Руси. Эти народы, в основном, не вели оседлый образ жизни, все время находились в движении, в борьбе за своё жизненное пространство, за свои временные кордоны. И только Османская империя и ее вассал Крымское ханство пытались закрепиться здесь навечно, «пощипывая» южно-украинские земли.

В этом ощутимый отпор им дали казаки Запорожской Сечи, отважные набеги которых доставали Нижнее Приднепровье, Крым, и даже берега Османской империи. Ну а присоединение к России Северного Причерноморья в 1774 году дало заметный толчок освоению таврийских земель и всего Поднепровья. Возникали и развивались города, местечки, мелкие поселения, которые, то ли добровольно, то ли принудительно, заполнялись людом Северных губерний Украины, а то и самой России.

Позже, уже в начале XX века, как и всю Россию, Украину и ее южные края сотрясали кровавые события революцией, Первой Мировой, Гражданской войны, когда на смертный бой шли сын на отца, брат на брата… А впереди было тяжелейшее время коллективизации, индустриализации, несущие смерть и опустошение годы Великой Отечественной войны. Вся эта круговерть кровопролития, напряжения жизненных сил и испытаний с лихвой коснулась херсонских земель, их многострадальных жителей.

Я не ставил перед собой цель писать историю Херсонщины во всех ее нюансах и подробностях. Это удел науки, историков. А вот отдельных страничек истории, событий, через судьбы и деяния отдельных персоналиев, пришлось коснуться.

Есть надежда, что предлагаемые публикации помогут человеку читающему, любознательному оглянуться назад, представить, ощутить и оценить то, что было. Они непременно вызовут целый «букет» чувств: гордость и разочарование, поразительность и досаду, удивление и грусть. Все то, из чего состоит человеческая жизнь. Ведь жили наши пращуры, да и мы сами, по-разному: как поется, «в горе, надежде, и радости». Жили и живем, как большинство людей на земле. И каждый прожитый нами период времени вскоре становится нашей историей.

 

Родительский дом

Отряд назывался «Журналист»

Это было недавно. Это было давно…

«Казачьелагерские забавы»

Четыре рождения церкви в Казачьих Лагерях

У потомков мятежных турбаевцев

Маруся-атаманша на Херсонщине

Почему Алешки стали Цюрупинском

Укротители песчаных дюн

На «Москвиче» по Днепру — в Голую Пристань

Безымянная бухта на берегу Кинбурнской косы

У Херсонского причала пылал «Партизан Бонивур»

«Михаил Сомов» потряс всю планету

Не искрится херсонское солнце в бокале

Где же ты, совхоз «Янтарный»?

Совхоз «Янтарный»: год спустя

Арбузный бум на Херсонщине достиг предела

В августе 2004 г. херсонскому радио исполнилось 60 лет, а телевидению — 45

 

III. Люди

Как-то герою одной из своих публикаций, который «распечатал» уже девятый десяток лет, я задал вопрос: «Что самое памятное было в вашей жизни?» «Люди!» — ответил он, не задумываясь.

Действительно. То, что происходит с нами в нашей жизни — почти все от окружающих или встреченных однажды людей: добро и зло, тепло и холод, радость и огорчение. Отсюда и соответствующее самочувствие, настроение — хорошее или плохое. Поведение человека, его отношение, поступки, энергетика его — положительная или отрицательная — хотим мы, не хотим — передаются нам незримыми нитями и оставляют соответствующий след в нашей памяти.

Мне в жизни повезло. Сколько хороших, добрых, интересных людей повстречалось! Были и обычные, но какие-то мудрые, светлые, душевные. Были и неординарные — известные широкому кругу людей своей деятельностью, непростой судьбой, жизненной позицией, талантом своим. Как я уже отмечал, в книгу вошли лишь те персоналии, чьи судьбы, деяния в какой-то степени пересекались с Херсонщиной. А сколько их, не менее ярких, интересных, встречалось за ее пределами?..

Но мой рассказ лишь о «херсонцах».

Последний «федоровец» Херсонщины

Звезду Героя маршалу «присвоила» Каховка

Леонид Коршун и его корабли

У руля морских ворот Херсона

По его книгам училась вся Украина

«Кто в Крым, а я — в Крынки»

Последний «камень» Максима Рыльского

«В жизни натерпелся всего»

«Золотой голос России» звучал в Херсоне

Его знала и любила вся страна

«Адмирала Ушакова «лепили» с меня»

«Я слышу шум прибоя»

«Чародей танца» любил херсонцев

Настоящий полковник

Георгиевич и его четвероногие любимцы

А где нам взять такую песню?

О дельфинах, людях и… нелюдях

 

IV. Культура

Ох, уж эта культура! Она всегда была «в загоне», «восседала» на самых последних рядах экономики, отраслей. Не любили, не ценили ее по-настоящему ни царские, ни советские правители. Да и сейчас она терпит такое же признание. Но культура, творчество всегда жили и живут поныне за счет неистощимого народного энтузиазма, при редкой поддержке отдельных благодетелей. «Ключи» народных творческих традиций «били» во все времена, передавались из поколения в поколение, чудодействовали, согревая сердца и души людей.

В советские времена, во всех «судьбоносных» Постановлениях, Решениях партии и правительства, культура, искусство, как правило, замыкали последние абзацы. Они же и получали соответствующую материальную поддержку. Но даже она превышала во множество раз больше нежели сейчас от «нашої незалежної».

Два десятка лет отдал я поприщу культуры, народного творчества. Начинал с заведующего сельского клуба в Казачьих Лагерях, который вывел в один из лучших в области. Потом, три с лишним года, возглавлял Областной Дом народного творчества, еще десяток лет — районные и городские отделы культуры Крыма, Камчатки, Сахалина. Вернувшись в 1976 году в Херсон, места в культуре мне не нашлось. Партийные боссы (только они решали судьбы «бойцов идеологического фронта») не признали «путешественника». И тут сработал закон жизненной логики: я нашел себя в туризме. Это были самые напряженные, изматывающие, но самые яркие и памятные годы в моей жизни. Как говорится, что ни делается, то к лучшему.

 

Как Херсонщина творческий отчет держала

Из херсонского «культпросвета» — в министры

Ленин жил, Ленин будет жить

Как гаснут очаги культуры

«Расшевелила» село «Казачка»

Тепло любові — на віки

Встреча, которая не состоялась

Неисчерпаемая сила песни

Как труден твой полет, «Легендарная тачанка»

Палац знаменитостей

На сцене — князегригорьевцы!

Прогулка по летнему саду в Херсоне

 

V. Туризм

Двадцать два года трудовой деятельности я «отстегнул» Херсонскому туризму. Тема для меня знакома до мельчайших подробностей, а «люди туризма» близки и осязаемы до глубины души.

В каких только перипетиях, напряжениях сил и разума, стечениях сложнейших обстоятельств не пришлось нам побывать, решая проблемы молодой отрасли — туризма и экскурсионной работы. Ведь туризм в советские времена прежде всего нес идеологическую, познавательную нагрузку. Здесь ошибок не должно было быть. Партия за этим следила строго.

В своей работе мы широко использовали буквально все виды транспорта: автобусы, поезда, самолеты, речные и морские теплоходы, случалось даже троллейбусы (ста автобусов не хватало), весельные и моторные лодки — все это было сопряжено с риском для жизни наших клиентов. Нас, работников туризма, буквально захватывал и нес с собой — порой до изнеможения — бурный поток человеческих душ — туристов и экскурсантов. Таких разных, порой привередливых, непредсказуемых. А нам «сверху» все твердили: «Недостаточно! Мало! Поднажмите!» За малейшие накладки, просчеты (а где их не бывает, если работать, да еще с таким напряжением) нас тут же привлекали к ответственности.

Как-то, в 1980-е, мы, директора туристско-экскурсионных организаций, собравшись, прикинули: в этот день на наших маршрутах и обслуживании (а это были Херсон, Крым, Кавказ, Прибалтика, Центр России, Молдавия, Средняя Азия, все уголки Украины) находилось около 20 тысяч туристов и экскурсантов. Больше половины из них приходилась на Херсонское Бюро путешествий, которым я тогда руководил. Все это нужно было спланировать, договориться, организовать, профинансировать, обеспечить всем необходимым и держать под постоянным контролем.

Сейчас, по прошествии лет, просто не верится, что все это было. Но это оказалось по силам ответственным, необыкновенно влюбленным в свою профессию «людям туризма» — организаторам, групповодам, экскурсоводам, методистам, инструкторам.

Время больших разрушительных перемен за годы «незалежності» дерзко коснулось и туризма, снивелировав, подчинив своим скудным возможностям его цели, задачи и масштабы. Пышная кровать — теплое море, море — богатый стол ресторана, ресторан — кровать, согласитесь, эти «маршруты» далеки от настоящего туризма. Однако, «маемо те, що маемо».

 

У истоков туризма Херсонщины

А зорьки здесь тихие

Как дела, туризм херсонский?

«Добро пожаловать в «Лилею»!»

Судьба турбазы неизвестна

По местам казацкой славы на Херсонщине

О дне сегодняшнем

 

VI. Послесловие

Не скрою, читатель, с трепетным волнением впервые открыл я эту книгу, и стал неспешно листать ее страницы. Словно свою жизнь перелистывал. Сколько встреч, впечатлений, поисков и труда в нее вложено!..

И это только восьмая часть из написанного и опубликованного в разные годы — результата пережитого, осознанного, пропущенного через свое сердце. Книга первая, единственная и, наверняка, последняя. Больно уж дорогое «удовольствие», да и годы, положение ни те, чтобы еще «побарахтаться» в журналистике, а тем более — в книготворчестве.

В советское время на Украине журналистов готовили лишь в Киевском и Львовском Госуниверситетах, да в Одесской и Киевской партшколах. Причем, только на украинском языке. Сегодня, чуть ли ни в каждом областном центре, при различных гуманитарных Вузах открыты факультеты (отделения) журналистики. Грядет целая армия будущих мастеров пера и слова! Дорогу молодым! Именно им предстоит давать оценку времени, отстаивать свою позицию, освещать нашу сложную, а потому богатую на события бурнотекушую жизнь. Чем больше проблем, тем больше идей, тем, простора для творчества. Работы предстоит — непочатый край! Однако, согласитесь, они — новые словотворцы-рассказчики — вряд ли смогут рассказать читателю так и о том, как и о чем могли поведать мы, старая гвардия, — живые свидетели тех событий и о тех людях, которым мы являлись современниками, а еще весомей — контактировали с ними. Наш прямой, живой рассказ по свежим следам не заменят никакие пересказчики, никакие справочники и энциклопедии. Потому как мы являемся первоисточниками. Вот в чем ценность, вот в чем наш приоритет.

Как-то, в 1960-м, у меня, еще не снявшего с плеч «трофейный» от Флота бушлат, состоялась незабываемая (назначенная мне) встреча и продолжительная беседа с Петром Дмитриевичем Резниковым, талантливым писателем и журналистом, первым послевоенным (с 1944 года) редактором (тогда Главных не было) «Наддніпрянської правди». Это сейчас, в любой газетенке, есть и главные, и шеф-редакторы. До сих пор в памяти звучит его наставление: «Володя! Писать нужно так, чтобы твой язык, рассказ звучали как песня — повествующе, образно, западающе в душу читателя. Привлеки, схвати его — читателя — уже с первого абзаца и веди его, вкладывая свою душу, на протяжении всего своего повествования. Вот в чем сила, ценность, мастерство журналиста».

Трудно судить самому, насколько мне удавалось это. Но я всю жизнь, садясь за чистый лист бумаги, старался соответствовать этому. Об одном сожалею: моя основная (хлебная) работа, которой я, как правило, отдавался полностью, часто выбивала меня из журналистской колеи, и я не все успел сказать из задуманного. Я далеко не исчерпался.

Под каждым материалом книги стоит месяц и год публикации в печати. Это не случайно. Они зафиксировали состояние поднятых вопросов, проблем определенной темы именно на тот период. Годы неумолимо «мчат» нас в грядущее. Какое? — никто не знает. Даже наши «доблестные» правители, которых с первых дней «незалежності і… соборності» захлестнули и несут поныне политические разборки (свыше 160-ти партий! С ума сойти можно!), дележ портфелей, денежных «мешков».

Если в нашем истерзанном разрухой, хаосом и нищетой государстве что-то и меняется, то только… в худшую сторону. Пока что.

И все же, наши терпеливые «маленькі українці» с надеждой вглядываются в завтрашний день. Как умозаключил наш мудрый одессит Михаил Жванецкий, свет в конце тоннеля — есть! Вот только тоннель, сволочь, все не кончается.

Может быть для наших сыновей, дочерей?., (нет, это слишком близко!), а больше всего — для наших внуков, правнуков он засветится в полную силу… Давайте будем надеяться на это. А еще лучше — бороться за это. Кто как может. Как было во все времена.

С уважением и наилучшими пожеланиями ко всем, кто обзавелся этой книгой!

Владимир КОРШУН.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии:

Оставить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: